Могут ли полностью исчезнуть метастазы после химии

«Я чувствую себя бессмертной»: каково это — победить рак груди

Могут ли полностью исчезнуть метастазы после химии

У моей мамы был рак молочной железы четыре года назад. Она сама обнаружила у себя опухоль — уплотнение в груди. Пошла к маммологу в Москве, и когда опасения подтвердились, сразу поехала в Германию. Я тогда жила в Англии, и она ничего не сказала мне о болезни, чтобы я не волновалась. Просто сообщила, что переезжает.

Для нашей семьи в этом нет ничего особенного: мама жила в разных странах, много путешествовала по работе и для удовольствия. Но потом мама переписала на меня все наше имущество. Вот тут я запереживала.

«Мама, что случилось?» — «Я заболела и плохо себя чувствую, мне тяжело сейчас следить за вещами, банковскими делами и работой, поэтому я на тебя все переписываю — сама разбирайся».

Поскольку эта болезнь у всех протекает по-разному, то понятие стадий врачи не применяют. Но можно сориентироваться: есть начальная стадия, когда опухоль до одного сантиметра, потом, когда больше, но еще без лимфоузлов.

Потом вторая А — когда один лимфоузел задействован, вторая Б — это два или три лифмоузла. На третьей поражены все лимфоузлы вокруг. На четвертой появляются метастазы. У моей мамы было предметастазное состояние.

У нее вся грудь была поражена.

Химиотерапия на нее так хорошо подействовала, что опухоль рассосалась. После первой операции ей удалили только маленький кусочек, где была опухоль. Молочную железу не трогали. Но потом на всякий случай решили сделать вторую операцию, и, чтобы рак не вернулся, удалили грудь и поставили импланты. Мне кажется, что они сейчас такого хорошего качества, что и сам человек разницы не чувствует.

Моя мама выздоровела. До болезни она контролировала все: не дай бог выпить лишний бокал вина, не дай бог проспать тренировку в 7 утра. Она никогда себе не позволяла отступать от режима, съесть лишнего. Сейчас она совсем другая — намного раслабленнее и веселее, ей хочется везде ездить и все смотреть.

Диагноз

Мама начала гонять меня на регулярные обследования, и раз в полгода я делала УЗИ. Тогда мне это не нравилось, но теперь я думаю, что обследование надо проходить каждому человеку.

В прошлом году на одном из осмотров у меня нашли опухоль. Маленькую, где-то один сантиметр. Сделали биопсию — это когда шприцем протыкают грудь и берут пункцию из опухоли. В заключении, которое написала лаборатория, опухолевые клетки были, но при этом непонятно, какого типа.

Мама подумала, что российская лаборатория ошиблась. Мы поехали в Германию. Сделали маммографию. Врач сказал, что в моем возрасте (тогда мне было 25 лет) невозможно, чтобы у меня был рак, а вот доброкачественные опухоли — норма. Мы расслабились и забыли об этом на два месяца.

Когда говорят, что у вас рак, то первое чувство: внутри все опускается, мир рухнул. Но потом ничего. Я в этот же вечер сходила на свидание, чтобы отвлечься

В это время я планировала путешествие по миру — год копила деньги, нашла волонтерскую организацию, где должна была преподавать английский. За пять дней до вылета, когда я уже собрала чемодан, мама попросила приехать еще раз в Германию на обследование — для ее спокойствия. Опухоль уже разрослась, рак пошел в лимфоузлы. Врач сказал, что все выглядит очень плохо, — нужно лечиться.

Когда говорят, что у вас рак, то первое чувство: внутри все опускается, мир рухнул. Но потом ничего. Я в этот же вечер сходила на свидание, чтобы отвлечься. Прекрасно провела время.

Потом, когда у меня уже выпали волосы, я сказала этому мальчику: «Прости, я не могу с тобой видеться, потому что у меня уже выпали волосы. Давай увидимся, когда отрастут».

И мы с ним переписываемся раз в месяц, он спрашивает, в силе ли наше свидание.

Как лечат рак

Лечащий врач рассказал мне про наш план. Во всем мире есть только одна химия, которая применяется ко всем больным раком груди. Сперва раз в три недели так называемая EC — это тяжелая химия, ее нужно пройти четыре раза.

Потом раз в неделю на протяжении трех месяцев — таксол. Это уже полегче. Потом делают операцию, закрепляют эффект радиацией. Но все зависит от результатов.

Если химия не работает, то курс прерывается и тебе делают операцию, могут удалить грудь.

Первое, что мне нужно было сделать до начала терапии, — заморозить яйцеклетки, потому что после лечения был риск остаться бесплодной. Две недели я делала себе гормональные уколы в живот. Это не больно, но странно и страшно. Мои яйцеклетки — по ощущениям — росли: у меня живот раздулся, было неудобно ходить.

Потом 15-минутная операция — и готово. После нее за один день я сдала все возможные анализы. Мне вводили контрастную жидкость и сканировали все тело, чтобы увидеть все раковые клетки и есть ли метастазы.

Опухоль пометили металлическими скобами, чтобы затем следить, как она уменьшается, и чтобы, если она от химии рассосется, знать, какую часть ткани удалять на операции.

Химия — это капельница, но ее вводят не в вену на руке, а через порт — пластиковую коробку в районе ключицы — в вену, которая идет к сердцу. Во время каждой процедуры кожу протыкают специальной иглой, в которую уже вставляют капельницу. Поэтому следующим этапом мне установили порт. Это тоже операция, под местным наркозом.

Тебя отгораживают ширмочкой, чтобы ты не смотрел и не боялся, но разговаривать с врачом можно. Он тебе рассказывает: «Вот я тебя разрезаю, вот ищу вену к сердцу. О, нашел! Вставляю трубку». А тебе правда очень хочется говорить, потому что под наркозом кажется, что все классно, проблем не существует, — великолепно просто.

На следующий день ты уже приходишь на первую химию. Таким образом от диагноза до лечения проходит около трех недель, но в клинике стараются сделать все максимально быстро. У нас даже было так, что для выставления счета мне не хватало одной бумажки, но это не повлияло на начало лечения: принесите, когда хотите, заплатите, когда можете.

Немцы вообще не требуют бумаг и доказательств — всегда идут навстречу. К примеру, я получала вид на жительство. Объяснила сотруднику, что мне нужно лечение. Он воспринял это по-товарищески: «Ой, ты бедная, давай я сбегаю соберу все бумаги, поскольку ты не говоришь по-немецки я сам тебе все оформлю, я за тебя позвоню во все учреждения и все сделаю».

И так было во всем.

Германию мы выбрали еще и потому, что, как ни странно, с израильским паспортом здесь дешевле, чем в Израиле. Все лечение стоило в пределах 5 тысяч евро, я себе на поездку и то больше отложила. Деньги у нас были. Уложиться можно было бы тысяч в 20 евро — достаточно машину продать.

Подробности по теме

«Я вообще перестал бояться»: как московский татуировщик борется с лимфомой

«Я вообще перестал бояться»: как московский татуировщик борется с лимфомой

За сутки до химии нельзя есть. Считается, что так меньше будет тошнить. Хотя теоретически единственное, чего нельзя во время лечения, — грейпфрутовый сок (я не знаю почему), все остальное — по самочувствию. Хочешь кури, хочешь пей — все что хочешь. Просто ничего особенно и не хочется.

Зона, куда все приходят на химиотерапию, похожа на спа: большие кресла, свечи и аромолампы. Пациентки собираются примерно в одно и то же время, все в хорошем настроении, потому что каждая химия — это минус один пункт в плане лечения, это ближе к выздоровлению.

Девчонки, в основном, правда, всем по 50–60 лет, обсуждают, у кого какие симптомы и кто как себя чувствует. Если сидеть не хочется, то можно гулять с капельницей по всей больнице. Да, немножко подташнивает и голова мутная, но ничего сверхъестественного или ужасного.

Чтобы у меня не выпадали волосы, я решила во время химиотерапии делать «охлаждающую шапку». Это новая технология, ей всего два года. Шапка большая и подсоединена ко всяким датчикам, так что с ней уже не погуляешь.

Ее надеваешь за полчаса до химии и снимаешь через два часа после ее окончания, то есть где-то семь часов ты сидишь в ней. Это самое ужасное. В ней адски холодно, прям так холодно, что это хуже любой боли, вообще чего-либо: нельзя побегать или попрыгать, чтобы согреться. Ты сидишь и замерзаешь.

Я сделала две процедуры, и у меня все равно выпали волосы. Моей подруге шапка, правда, помогла, но и она больше шести раз не выдержала.

Через два часа после EC, когда уже пришел домой, тебе становится нереально плохо. Ужасная тошнота, но тебя не рвет, сильно болят голова и мышцы, обезболивание не действует. Заснуть не можешь. Но через несколько дней все проходит.

Через неделю начинается как бы менопауза. Организм считает, что он умирает, и отбрасывает все ненужные функции — репродуктивную в первую очередь. Случаются приливы: когда тебе сперва нереально жарко, потом нереально холодно. Это достает.

После EC начался курс таксола. Его капают раз в неделю. Я пришла в клинику, приготовившись, что вот сейчас, как обычно, после процедуры мне станет плохо. Но не стало. Тошноты никакой, напротив, хочется есть и спать. После первого таксола я проспала сутки, но потом привыкла и спала как нормальный человек.

Меня все время тянуло на хлеб и сладкое. Голод жуткий, но есть можно сразу на химии — и все так и делают. В итоге за EC я потеряла 10 кг, а на таксоле их набрала.

Нормальная жизнь

Моя мама считает, что человек обязан радоваться всему и делать то, что нужно делать. Мы с мамой друзья, но при этом мне не нужна ее поддержка. Мне вообще не нужна поддержка — я и сама нормально справляюсь.

Я всегда рада видеть своих друзей, очень их люблю — ко мне почти каждые выходные кто-то приезжал. Но мне не нужно, чтобы кто-то рядом со мной сидел, смотрел в глаза и за руку держал.

Мне нужно, чтобы меня развлекли, ну в бар сводили, например.

Я много занимаюсь спортом, и химиотерапия никак на тренировки не повлияла

Когда лечишься, ты не думаешь постоянно: «О боже! У меня рак!» Нет, ты живешь своей обычной жизнью, просто время от времени приходишь на процедуры. Это входит в привычку.

Лечиться я начала в октябре, а с ноября пошла на курсы немецкого — так что четыре часа в день я учу язык. Дневник тоже веду на немецком, чтобы практиковаться.

Я много занимаюсь спортом, и химиотерапия никак на тренировки не повлияла. Сейчас я увлекаюсь кроссфитом. Тренеры все знают, что я делаю химию, но если бы я не сказала — никто бы и не заметил.

С мышцами ничего не происходит, можешь быстрее уставать, если целый день по городу гуляешь, но ты не немощный, тебе не хочется лежать целый день.

Просто мне обычно хотелось спать не в 11, а в 9 вечера.

До химии я не думала, что волосы — это важно. Подумаешь, заново отрастут. Когда они выпали, я даже обрадовалась — хоть в охлаждающей шапке мучиться не буду, с прической возиться не надо: надел шапку или платок — и хорошо. Но через какое-то время стало тяжело.

Например, когда мужчины перестали смотреть на меня как на женщину. Я привыкла, например, что прихожу в кафе, а там официант молодой. Я ему говорю: «А принесите мне это». А он мне: «Да, я принесу вам это побыстрее и еще дам конфетку к кофе». Я не специально, я так общаюсь. А теперь заигрываешь, а обратной реакции никакой. Обидно.

Я все время ходила в шапке и чувствовала, что люди смотрят и думают: «Почему ты в шапке?» Парик я купила только месяц назад, потрясающая вещь. Раньше о нем не подумала только потому, что мама сказала, что он жаркий и не удобный.

Тяжелее, чем волосы, отсутствие бровей и ресниц. Брови я все время крашу. Без них или если вообще смыть макияж, я становлюсь похожа на… как-будто у меня рак.

За время лечения я путешествовала только два раза. На рождество ездила к другу в Ганновер. Это далось с трудом, для путешествий ты все-таки очень уставший. На Новый год я хотела поехать в Мюнхен.

Но мне сказали, чтобы я дома сидела, потому что уровень лейкоцитов — иммунных клеток — был очень низким и высок риск подхватить любую болезнь. Я позвонила другу: «Вот как мне плохо. Я одна на Новый год, все поедут в Мюнхен, а я нет».

Он приехал на следующий день, но первое, что сказал: «Я так болен, пойду в аптеку, куплю ингалятор». Естественно, я заразилась.

Болеть раком очень странно. Вообще-то, ты знаешь, как ты болеешь, ты болел сто раз за свою жизнь — ты знаешь, что насморк проходит за пару дней. А тут проходит неделя, а насморк как в первый день.

Еще меняются вкус еды и запахи. Некоторые продукты перестаешь любить. Мне кажется, мозг просто какие-то странные фокусы вытворяет: на химии попила как-то фруктовый чай, после этого не переношу клубнику. То же было с имбирем или мамиными любимыми духами, которыми я тоже раньше душилась.

Выздоровление

Операцию мне делала та же врач, что и маме. За день до нее я сдала все анализы, меня снова просвечивали после введения контрастной жидкости и еще вставили проволоку в лимфоузел, чтобы во время операции найти путь к опухоли. Проволока торчала из-под мышки — это было неудобно.

Когда меня вывезли на каталке в коридор, каждая медсестра из тех, что сидят на химиотерапии (их всего 10–15 человек), подошла, обняла и пожелала удачи. В больнице в Германии вообще все постоянно обнимаются.

После операции ко мне пришла вся спортивная группа, с которой я занималась, чтобы поддержать. А аптекарь, у которого я покупала обезболивающее, вместе с заказом прислал цветы. из Москвы записали видео с песнями и танцами.

После операции я должна приходить на УЗИ раз в месяц. Сейчас у меня курс радиации — ее делают каждый день по пять минут на протяжении шести недель. Она закрепляет эффект химии. У радиации нет никаких побочных эффектов, но сильно устаешь.

После того как все закончится, мне нужно будет в течение пяти-десяти лет пить противораковое лекарство, чтобы рак не вернулся. Я буду участвовать в эксперименте по тестированию нового препарата, и есть 50%-ная вероятность, что мне будут давать плацебо.

Я снова здорова и теперь чувствую себя бессмертной. Хочу преподавать английский и работать в детском саду.

Источник: https://daily.afisha.ru/cities/2242-ya-chuvstvuyu-sebya-bessmertnoy-kakovo-eto-pobedit-rak-grudi/

Удаление злокачественной опухоли

Могут ли полностью исчезнуть метастазы после химии

Злокачественной опухолью называют образование в человеческом организме с очень агрессивной природой, и чрезвычайно опасной для здоровья. Такие новообразования появляются из-за так называемых «плохих» клеток и их беспрерывным размножением.

В клетках человека могут происходить разного рода мутации. Причиной может стать образ жизни, экология в той местности, где проживает человек, наследственный фактор, употребляемые продукты питания и др.

Если иммунитет здоров, она быстро замечает грозные агенты и тут же начинает уничтожать их. Когда иммунная система слабая, атипичные клетки начинают разрастаться, переходя в злокачественную опухоль.

Последней мерой по борьбе с такого рода опухолью становится операция.

Гиппократ стал первым, кто смог описать такое явление, как онкологическая опухоль. Из-за того, что новообразование похоже на панцирь краба, появилось название «kapkivoc», то есть «краб».

Эта терминология распространилась среди римских врачей и получила определение «cancer». Это слово с латинского переводится, как «краб».

В английском слово сохранилось, однако на русский переводится, как «рак».

При злокачественной опухоли существуют такие стадии, при которых клетки начинают покидать опухоль и перемещаются по крови в другие части человеческого тела. Затем клетка задерживается в определенном месте и начинает развиваться, перерастая во вторичную опухоль – метастаза. Чем меньше злокачественная опухоль, тем она менее агрессивна.

Со временем такое новообразование становится опасным для жизнеобеспечения человека. Риск выше, если у опухоли наблюдается большое количество клеток. При опухолевой прогрессии появляется сосудистая сетка. Она дает опухоли питание и защищает клетки. При подпитке страдают хорошие клетки организма. От этого весь организм начинает слабеть.

Чтобы побороть злокачественную опухоль, человеческому организму приходится тратить много энергии и сил. Это заболевание мешает нормальной жизнедеятельности человек, так как клетки распространяются по другим органам и отравляют весь организм. Основной причиной ослабления организма и невыносимых болей является как раз метастаза.

Удаление злокачественной опухоли является основным способом лечения данного заболевания. Но даже после проведения хирургического вмешательства злокачественная опухоль может появиться снова.

По этой причине после операции часто проводят диагностику метастазов. Это происходит из-за того, что на данный момент невозможно удалить клетки, которые оторвались от основной опухоли.

Даже если источник удален, оставшиеся клетки могут стать причиной для образования других новообразований.

Характерные черты злокачественной опухоли

Как известно злокачественная опухоль обладает способностью перемещаться на соседние и отдаленные органы человека. При внедрении такого новообразования в ткани можно допустить и инвазию. При этом сама опухоль начинает поглощать окружающие ее ткани.

Злокачественной опухоли свойственны следующие черты:

  1. Она может скрыться от иммунологического контроля.
  2. Опухоль может внедриться в близлежащие ткани, образовывая метастаза.
  3. Злокачественная опухоль способна очень быстро развиваться и расти, что становится причиной стеснения окружающих тканей.

    Процесс развития может произойти в течение нескольких недель. При этом острый гемобластоз, находясь в бластном кризисе растет с каждым днем.

  4. У клеток наблюдается маленький коэффициент зрелости. Действует зависимость: опухоль агрессивнее, когда клетка практически не сформирована.

  5. Метастазирование может происходить вдали от основного образования.
  6. После запланированного жизненного цикла, здоровая клетка прекращает свое существование. В случае со злокачественной клеткой, ее жизненный цикл не определен, то есть она способна размножаться постоянно.
  7. При образовании вырабатываются токсины.

    Они портят иммунитет, который направлен на лечение. У этих пациентов происходит интоксикация и даже понижается уровень гемоглобина. Человек теряет вес, в некоторых случаях до кахексии.

Разновидности злокачественных опухолей

Согласно виду ткани, новообразования такого вида можно поделить на: гемобластомы и истинные. Первый вариант подразумевает образование из жидких тканей. Второй вид включает в себя опухоли, которые сформировались из эндотелия и эпителиальной, то есть рак, а образование из соединительной ткани – это саркома.

В рамках клинического исследования злокачественная опухоль определяется наличием метастазов, масштабом распространения. Чтобы определить стадию процесса развития, все параметры новообразования рассматриваются в совокупности.

Этапы на пути к злокачественной опухоли

Этап первый. В этом случае опухоль чётко ограничена. Не видны прорастания в органы, метастазов нет. Если провести своевременную терапию, опухоль может полностью исчезнуть и больше не появляться.

Этап второй. В этом случае размер злокачественной опухоли достигает 2 см в диаметре. Можно наблюдать малую подвижность. При этом в процесс развития вовлекаются два лимфоузла. Здесь эффективно использовать радикальное лечение.

На третьем этапе наблюдается активный рост образования. При этом она прорастает в ткани, которые располагается рядом. Можно наблюдать метастазы в лимфоузлах. В данном случае удаление опухоли возможно только хирургическим путём. После операции необходимо проводить химиотерапию, а также радиоволновое лечение.

На четвёртом этапе удалять злокачественную опухоль практически бессмысленно. Наблюдается многочисленные метастазы. При этом специалисты назначают паллиативное лечение. Его целью является создание приемлемого качества жизни.

Выполнение операции по удалению злокачественной опухоли

Распространения опухоли приходится на окружающей ткани. Поэтому во время операции удаляют не только само опухолевое образование, но и некоторую часть тканей вокруг, для того чтобы предупредить рецидив. Это предотвращает развитие метастазов и дает шанс на полноценное излечение.

Самым главным инструментом во время операции является скальпель. Со временем стали применять ультразвуковой скальпель, радиочастотный нож, лазерный луч. При помощи современных инструментов можно избежать большой кровопотери, а также сократить время на последующее восстановление.

Чтобы операция прошла успешно, хирургам следует быть чрезвычайно внимательными. Чтобы избежать ракового процесса, врачи должны соблюдать все рекомендации абластики.

В данной области хирургии известны методы тканевой деструкции. Электрокоагуляция подразумевает разрушение опухоли электрическим импульсом.

Во время криодеструкции оказывается воздействие при помощи пониженной температуры.

Сегодня онкология допускает три способа лечения опухолей. Лучевая терапия предполагает воздействие радиации на причину злокачественной опухоли. Под химиотерапией подразумевают лечение медикаментозным способом. Такие препараты характеризуются губительным действием на опухолевые клетки. Хирургический способ лечения избавляет от образования при помощи операции.

Существуют такие виды патологий, которые нельзя вылечить только одним из перечисленных способов. По этой причине зачастую используют комбинацию.

Лазерная хирургия при злокачественной опухоли

Чтобы успешно делать операции по онкологии, специалисту необходимо знать, где конкретно располагается злокачественная опухоль. Это помогает создать свободный доступ к злокачественному новообразованию. К сожалению, для данной операции существуют определенные противопоказания. К таковым относятся различные заболевания сердца, эндокринные патологии, стойкая гипертония.

Диагностика злокачественной опухоли гибким лазером с помощью эндоскопа позволяет с точностью обследовать ткани внутри тела. Прибор оснащен оптическим сверхтонким волокном, которое передает лучи света для освещения органа изнутри для проекции изображения на видеокамеру.

Лазерная фотоокуляция подходит для лечения нескольких видов раковых образований, напоминает метод гипертермии для сокращения опухоли и устранения раковых клеток. В процессе операции лазерное волокно помещается непосредственно в злокачественную опухоль, затем луч света разогревает пораженные раком клетки и разрушает их структуру.

PDT (фотодинамическая терапия) отличается дополнительным внутривенным введением лекарства-фотосенсибилизатора. Через некоторое время препарат поглощается пораженными раком клетками. Лазерный луч активирует агент для эффективного уничтожения раковых клеток.

Итак, лазерные процедуры имеют несколько плюсов:

  • точность (минимальная травматичность, в сравнении с разрезом скальпеля);
  • низкий порог болевого синдрома после операции;
  • более быстрое заживление;
  • меньшие затраты времени на операцию.

Недостатки заключаются в риске неправильного использования лазерного оборудования, поэтому серьезно подходите к выбору клиники и лечащего врача.

В период проведения операции по избавлению от злокачественной опухоли онколог может понять, насколько реально можно удалить опухоль. Известны определённые причины, по которым полностью удалить злокачественную опухоль не предоставляется возможным.

В таком случае онкологи принимают меры по частичному избавлению от опухоли. При таких процедурах объем злокачественной опухоли со временем становится меньше. После того как операция будет проведена, специалист назначит дальнейшее лечение, которое подходит к данному пациенту.

Терапия и метод выздоровления для каждого пациента индивидуален.

Современная медицина располагает множеством способов для того, чтобы избавиться от злокачественной опухоли. Универсального способа не существует. Поэтому каждый отдельный случай рассматривается индивидуально. Многое зависит от стадии развития злокачественной опухоли, сопутствующих заболеваний, распространения онкологического процесса и многих других факторов.

Чтобы эффект от лечения был максимально результативным, обязательно нужно придерживаться всех рекомендаций, которые дает пациенту его лечащий врач. В таком случае можно избежать рецидивов и добиться выздоровления. После проведения операции нужно проходить повторное обследование через некоторый период времени, также назначенный лечащим врачом.

Это позволяет проверить состояние пациента и проследить за его выздоровлением. Если злокачественная опухоль обнаруживается снова, назначаются дополнительные процедуры.

По этим причинам важно своевременно проходить обследования, чтобы онкологи смогли вовремя удалить злокачественное новообразование без его распространения на другие жизненно важные органы человеческого организма.

Источник: http://www.121kdp.ru/pages/udalenie-zlokachestvennoj-opuholi.html

Можно ли повторить чудо самоизлечения от рака?

Могут ли полностью исчезнуть метастазы после химии

Дэвид Робсон BBC Future

Правообладатель иллюстрации Thinkstock

Несколько пациентов неожиданно вылечились от рака, чем сильно удивили медиков. Корреспондент BBC Future задается вопросом, можно ли на основании этих редких случаев разработать методику для борьбы с раком.

История болезни одной пациентки озадачила всех, кто имел к ней какое-либо отношение. 74-летнюю женщину беспокоила сыпь, которая никак не проходила.

К тому времени, как она добралась до больницы, нижняя половина ее правой ноги покрылась бугорками с восковым налетом и яркой красно-фиолетовой сыпью.

Анализы подтвердили худшие подозрения: у женщины диагностировали карциному – одну из форм рака кожи.

Прогнозы выглядели неутешительно. Учитывая распространение опухоли, радиотерапия оказалась бы неэффективной, а удалить очаги воспаления из кожи доктора не могли.

Скорее всего, лучшим решением оказалась бы ампутация, рассказывает лечащий врач пациентки Алан Ирвайн из больницы Св. Джеймса в Дублине – однако пожилой возраст женщины вряд ли позволил бы ей нормально адаптироваться к протезу.

После долгой и откровенной дискуссии было решено подождать, пока будет выбран оптимальный вариант. “Мы долго мучались, что же делать”, – объясняет Ирвайн.

( из раздела “Журнал”)

А затем началось чудо. Хотя пациентку никак не лечили, опухоли уменьшались и съеживались буквально на глазах. “Мы наблюдали ее в течение нескольких месяцев, и опухоли просто исчезли”, – говорит врач. Спустя 20 недель рак исчез. “Сомнений в ее диагнозе не было, – уточняет он. – Однако ни результаты биопсии, ни УЗИ не показали никаких следов карциномы”.

Каким-то образом женщина излечилась от, пожалуй, самой страшной болезни наших дней. “Все были в восторге, но несколько озадачены, – сдержанно комментирует ситуацию Алан Ирвайн. – Получается, организм самостоятельно может избавиться от рака – даже если это случается крайне редко”.

Вопрос в том, как именно это произошло? Пациентка Ирвайна была уверена, что помогло божественное вмешательство: она поцеловала религиозную святыню ровно перед тем, как начался процесс выздоровления.

Однако ученых интересует биологическая подоплека произошедшего, так называемая спонтанная регрессия. Исследовав ее, они надеются найти зацепки, благодаря которым можно было бы провоцировать самоизлечение.

“Если вообще получится обучить организм делать подобные вещи, подобная методика получит самое широкое применение”, – считает Ирвайн.

Правообладатель иллюстрации SPL Image caption Ученые ищут способ спровоцировать иммунную систему на ответ раку

Теоретически наша иммунная система должна вычислять и уничтожать мутировавшие клетки, предупреждая развитие рака. Однако иногда этим клеткам удается остаться незамеченными, и они начинают размножаться, что ведет к росту опухоли.

К тому моменту, когда рак привлекает внимание врачей, самостоятельно вылечиться пациент уже вряд ли сможет: по статистике лишь один из ста тысяч раковых больных избавляется от болезни без помощи медицины.

Внезапное исчезновение

Среди этих редких случаев попадаются и совершенно невероятные. Так, недавно была опубликована история пациентки одной из британских больниц, долгое время страдавшей от бесплодия.

Спустя некоторое время врачи нашли у нее опухоль между прямой кишкой и маткой, но когда женщина была уже готова ложиться на операцию, ей наконец удалось забеременеть. Все прошло хорошо, родился здоровый ребенок.

Обследование показало, что во время беременности рак мистическим образом улетучился. Через девять лет никаких следов рецидива не наблюдается.

Не менее впечатляющие истории выздоровления отмечались у пациентов с самыми разными видами рака, включая особо агрессивные формы – такие как острый миелоидный лейкоз, предполагающий патологическое размножение белых кровяных клеток.

“Если пациента не лечить, он обычно умирает в течение нескольких недель, а иногда и дней”, – рассказывает Армин Рашиди из Университета Вашингтона в Сент-Луисе. Однако ему удалось обнаружить 46 случаев, когда острый миелоидный лейкоз отступил сам. Правда, лишь в восьми из них удалось избежать последующего рецидива.

“Если спросить случайно взятого онколога, может ли подобное произойти, 99% ответят, что нет, так не бывает”, – говорит Рашиди, вместе с коллегой Стивеном Фишером опубликовавший исследование на эту тему.

Мучительное ожидание

В то же время случаи радикального излечения от детской формы рака под названием нейробластома происходят удивительно часто, что дает ученым простор для гипотез относительно причин спонтанной ремиссии.

Этот вид рака характеризуется опухолями в нервной системе и эндокринных железах. Если он затем распространяется (дает метастазы), на коже могут появиться узлы, а в печени – новообразования.

Из-за опухоли в брюшной полости ребенку становится сложно дышать.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock Image caption Быстрое и относительно безболезненное избавление от рака сейчас считается чудом

Нейробластома крайне неприятное заболевание, однако порой оно исчезает так же быстро, как появилось, даже без медицинского вмешательства.

Более того, если возраст пациента составляет меньше года, регрессия встречается так часто, что врачи обычно не начинают химиотерапию сразу, надеясь, что опухоль рассосется самостоятельно.

“Помню три случая, когда на коже были видны внушительных размеров метастазы, а печень увеличилась, однако мы просто наблюдали больных – и они справились сами”, – говорит Гарретт Бродер из Детской больницы Филадельфии.

Но принять решение сидеть сложа руки и наблюдать может быть непросто: хотя возможность избежать мучительного лечения одним родителям приносит облегчение, другим бездействие и беспомощность даются несладко.

Бродер стремится понять причину исчезновения рака, чтобы избежать подобных страданий.

“Мы хотим разработать конкретный препарат, который может запустить механизм регрессии – чтобы нам не приходилось ждать милости природы или “божественного вмешательства”, – поясняет он.

Ключи к пониманию

К настоящему моменту Гарретту Бродеру удалось обнаружить несколько интересных зацепок.

Так, в отличие от других нервных клеток, клетки опухоли при нейробластоме, похоже, научились выживать в отсутствие так называемого “фактора роста нервов” (NGF) – секретируемого организмом белка, который стимулирует развитие и активность нейронов.

Спонтанная ремиссия может быть вызвана естественными изменениями в опухолевых клетках нейробластомы – не исключено, что в этом процессе участвуют клеточные рецепторы, с которыми связывается NGF. Каковы бы ни были изменения, это может значить, что клетки не смогут дальше выживать без важнейшего для них питательного вещества.

В таком случае лекарство, воздействующее непосредственно на рецепторы, могло бы способствовать выздоровлению других пациентов. По словам Бродера, две фармацевтические компании уже подобрали несколько возможных вариантов, и он надеется, что вскоре начнутся клинические испытания.

“Оно бы избирательно уничтожало опухолевые клетки, чувствительные к подобному метаболическому пути, и пациенты смогли бы обойтись без химиотерапии, радиотерапии или хирургического вмешательства, – полагает он.

– Их бы не тошнило, их волосы не выпадали бы, а анализы крови не ухудшались”.

Ответный иммунный огонь

К сожалению, случаи неожиданного избавления от других форм рака изучены хуже — возможно, потому что они так редки. Однако некоторые ориентиры имеются, их появлению способствовала в том числе новаторская деятельность малоизвестного американского врача более ста лет назад.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock Image caption Ученые не хотят ждать милости от природы или “божественного вмешательства”

В конце XIX века Уильям Брэдли Коли пытался спасти пациента, в шее которого нашли большую опухоль. Пять проведенных операций не помогли излечить рак. Затем мужчина заболел неприятной кожной инфекцией, сопровождавшейся высокой температурой.

К тому моменту, как он оправился от инфекции, опухоль исчезла.

Коли решил проверить этот принцип на небольшой группе других пациентов и обнаружил, что неоперабельные опухоли рассасываются, если больной принимает микробные токсины или его намеренно заразили бактериями.

Может ли инфицирование в общем случае стимулировать спонтанную ремиссию? Анализ недавних данных явно говорит в пользу дальнейшего изучения этого вопроса.

Так, исследование Рашиди и Фишера показало, что 90% пациентов, излечившихся от лейкемии, перенесли другое заболевание – например, воспаление легких – незадолго до исчезновения рака.

В других работах отмечается, что опухоли отступали после того, как пациент заболевал дифтерией, гонореей, гепатитом, гриппом, малярией, корью, оспой и сифилисом. Вот уж воистину – что не убивает вас, делает вас сильнее.

Причиной излечения становятся не сами микробы; считается, что инфекция вызывает иммунный ответ, неблагоприятный для существования опухоли. Например, высокая температура может сделать опухолевые клетки более уязвимыми и вызвать их “самоубийство”.

Или же важную роль играет тот факт, что при борьбе нашего организма с бактериями или вирусами в нашей крови содержится много молекул воспаления, которые активируют клетки-макрофаги, и эти иммунные клетки становятся воинами, уничтожающими и поглощающими микробы – а потенциально и рак.

“Думаю, инфекция способствует тому, чтобы иммунные клетки организма переставали способствовать развитию опухолевых клеток и начинали их уничтожать”, – считает Хенрик Шмидт из больницы Орхусского университета в Дании.

Это, в свою очередь, может также стимулировать другие составляющие иммунной системы – например, дендритные клетки и Т-клетки – к тому, чтобы распознавать опухолевые клетки и в случае рецидива рака атаковать их вновь.

По мысли Шмидта, понимание процесса спонтанной ремиссии необходимо для развития новейшей методики иммунотерапии, использующей систему естественной защиты организма для борьбы с раком.

Так, один способ лечения предполагает инъекцию воспалительных “цитокинов”, благодаря которой начинает работать иммунная система.

Побочные эффекты – высокая температура и другие симптомы гриппа – обычно смягчаются лекарствами вроде парацетамола для облегчения состояния пациента.

Правообладатель иллюстрации Thinkstock Image caption Стандартная противотуберкулезная прививка, по всей видимости, снижает вероятность рецидива меланомы после химиотерапии

Однако учитывая, что температура сама по себе может вызвать ремиссию, Шмидт предположил, что парацетамол способен уменьшить действенность методики. И действительно, он обнаружил, что в два раза больше пациентов – 25% против 10% – смогли пережить двухлетний период, если им не сбивали температуру.

Возможны и другие простые, но действенные способы борьбы с раком, основанные на этих данных.

Так, у одного человека произошла спонтанная ремиссия после вакцинации от столбняка и дифтерии – возможно, благодаря тому, что прививки также активизируют иммунную систему.

Исходя из этого, Рашиди указывает, что стандартная ревакцинация – например, противотуберкулезная прививка БЦЖ – по всей видимости, снижает вероятность рецидива меланомы после химиотерапии.

Переформатировать иммунную систему

Другие исследователи считают нужным применять более радикальные методы воздействия. Так, приверженцы одного из подходов утверждают, что необходимо намеренно заражать раковых больных тропическим заболеванием.

Этот метод, разработанный американским стартапом под названием PrimeVax, предполагает борьбу сразу по двум направлениям.

Дендритные клетки из крови пациента, способствующие координации иммунного ответа на угрозу, подвергаются воздействию его опухолевых клеток в лабораторных условиях. Таким образом они программируются на распознавание раковых клеток.

Одновременно пациента заражают лихорадкой денге, разносчиком которой обычно являются насекомые, после чего ему делают инъекцию “обученных” дендритных клеток.

Правообладатель иллюстрации SPL Image caption Раковых больных предлагают заражать тропическими болезнями, чтобы активизировать их иммунную систему

Под наблюдением врачей температура пациента поднимается до 40,5 градуса, в то же самое время в его кровь выбрасывается множество молекул воспаления – в результате иммунная система организма начинает работать в авральном режиме.

Опухоль, ранее остававшаяся незамеченной, становится мишенью для атаки иммунных клеток, которыми управляют запрограммированные дендритные клетки.

“Лихорадка денге вторгается и переформатирует иммунную систему таким образом, что она начинает уничтожать опухолевые клетки”, – рассказывает Брюс Лайдей из PrimeVax.

Заразить ослабленных пациентов тропической лихорадкой – казалось бы, рискованный шаг, однако для среднего взрослого человека вероятность умереть от лихорадки денге меньше, чем от обычной простуды, так что это самая безопасная из возможных инфекций.

Когда температура спадет, запрограммированные иммунные клетки продолжат сохранять бдительность в отношении опухолевых клеток, если они вновь появятся. “Рак – это движущаяся мишень.

В большей части методик его атакуют только с одной стороны, мы же стараемся поставить его раз и навсегда в заведомо проигрышное положение”, – говорит Лайдей.

Сложно усомниться в мотивации, движущей разработчиками этого метода лечения. “Наша миссия – воссоздать спонтанную ремиссию максимально стандартным образом”, – объясняет коллега Лайдея Тони Чен.

Тем не менее, сотрудники PrimeVax подчеркивают, что их идея пока находится на раннем этапе разработки – и, пока не начались клинические испытания, они не знают, как все обернется.

Исследователи надеются, что первыми на себе методику опробуют больные меланомой в развитой стадии, это может произойти уже к концу года.

Очевидно, нужно действовать осторожно. Как указывает Ирвайн, “спонтанная ремиссия – лишь крошечная зацепка в огромной сложной головоломке”. Но если ученым все-таки удастся одержать победу (что совершенно не факт), то последствия их работы будут колоссальными. Быстрое и относительно безболезненное избавление от рака сейчас считается чудом. Как хотелось бы, чтобы оно стало нормой!

Прочитать оригинал этой статьи можно на сайте BBC Future.

Источник: https://www.bbc.com/russian/science/2015/03/150323_vert_fut_vanishing_cancer_mistery

Что такое метастазы и почему клетки опухоли бессмертны

Могут ли полностью исчезнуть метастазы после химии

Если вдуматься, «иммунитет пропустил раковые клетки, и из них после развилась опухоль» — вовсе не ответ на вопрос, почему начинается рак. Ведь непонятно, почему клетка вообще становится раковой.

Однозначного ответа на этот вопрос у ученых, к сожалению, нет.

Описать поведение уже имеющихся опухолей существенно проще, чем зафиксировать тот момент, когда нормальная здоровая клетка «сворачивает на кривую дорожку».

Строго говоря, такого момента и нет: в каждой живой клетке непрерывно идет множество химических процессов (завораживающая мысль, если вдуматься). Какие-то из них под влияением химических или физических факторов, могут пойти неправильно — и тогда в клетке возникают мутации.

Впрочем, мутации могут передаваться и по наследству. Далеко не все из них вызывают превращение клетки в раковую — чаще всего мутантная клетка просто гибнет — совершив самоубийство под названием «апоптоз» или дождавшись киллеров, состоящих на службе у иммунной системы.

Но в ряде случаев как раз из таких неправильных клеток вырастает опухоль.

Опухоль имеет ряд отличий от здоровой ткани, окружающей ее. Здоровые ткани в организме человека появляются и растут, подчиняясь определенным законам. Опухоль же растет просто потому что она может. Вторая ключевая особенность, пожалуй, выглядит еще более впечатляюще — клетки опухоли фактически бессмертны.

Здоровые клетки делятся определенное количество раз, после чего «кончают жизнь самоубийством» — этот принцип называется лимитом Хейфлика. У разных типов клеток он разный, но этот генетический механизм работает практически для всех здоровых клеток. А вот для опухолевых — не работает, и поэтому они способны делиться бесконечное количество раз.

Существует даже довольно иезуитская теория о том, что, поняв механизмы роста опухолей, можно найти ключ к бессмертию.

Добрые и злые

Надо отметить, что не все опухоли одинаково страшны — их обычно делят на доброкачественные и злокачественные. Первые называются так, потому что они живут в своем «гетто» — вокруг тканей опухоли образуется своеобразная капсула, и по мере роста ее размера, она просто раздвигает окружающие здоровые ткани.

Именно поэтому она и не оказывает особо неблагоприятного воздействия на организм (исключая опухоли головного мозга, способные сдавливать нервные центры в нем). В отличии от них, злокачественные опухоли ведут себя как настоящие захватчики. Они быстро растут и стремятся так или иначе распространиться по всему организму.

Злокачественные опухоли проникают в соседние ткани, разрастаются и разрушают их — это явление называется «инфильтративный рост», им свойственно рецидивировать — то есть вырастать снова после удаления, химиотерапии или лучевой терапии на том же самом месте, они способны вызывать слабость и истощение.

И, конечно, одна из ключевых их особенностей (во многом связанная с предыдущими) — это способность к метастазированию.

Внутренние захватчики

Метастазирование — это перенос опухолевых клеток за пределы «исторической родины» в различные органы и ткани. Там они образуют новые опухоли, называемые вторичными и близкие по структуре к первичной опухоли.

По мере увеличения числа клеток в новой «колонии», они начинают выделять вещества, стимулирующие образование и развитие вокруг нее сети сосудов и капилляров — это дает опухоли возможность «питаться», а так как за счет чрезвычайно быстрого роста питания ей также требуется больше, чем другим тканям, у больных раком может наблюдаться истощение — питательные вещества проходят мимо всего остального организма.

К несчастью, у раковых клеток довольно много разнообразных способов перемещаться по телу человека. Они могут проникать в лимфатические сосуды организма, добираясь сначала до ближайших лимфатических узлов, а уже оттуда мигрируя дальше и добираясь до других органов и тканей.

Раковые клетки перемещаются по кровеносным сосудам — при наличии злокачественной опухоли они все время присутствуют в крови, но большую их часть выслеживает и убивает иммунная система. Однако те, которые остаются незамеченными, добраются до других органов и тканей и образуют там новую опухоль.

Иногда, впрочем, раковые клетки считают дальние путешествия излишними и образуют новую опухоль прямо рядом со старой.

Направления для путешествий зависят в первую очередь от типа рака — рак легкого, например, дает метастазы в головной мозг, кости и надпочечники, а при раке почки образуются внутрисосудистые опухоли и опухоли костей. Раньше и обширнее метастазы наблюдаются у молодых людей, кроме того, метастазирование учащается с ростом опухоли. В среднем, как правило, метастазы появляются через 1-2 года после начала развития рака.

Метастазы, как и основная опухоль, значительно нарушают работу организма — они выделяют токсины и биологически активные вещества, вмешивающиеся в системы регуляции органов и тканей, разрушают здоровую ткань вокруг них, распадаются, умирая, и также отравляют организм. Химиотерапия и лучевая терапия проводятся в том числе для того, чтобы предотвратить появление метастазов. Но в случае, если они все-таки появляются — смерть онкологических пациентов как правило происходит именно из-за них.

Источник: https://theoryandpractice.ru/posts/7364-chto-takoe-metastazy-i-pochemu-kletki-opukholi-bessmertny

Споров нет
Добавить комментарий